вторник, 25 октября 2011 г.

Газовая блондинка

Как штатная блондинка «Днепра вечернего» боролась с утечкой «голубого топлива»



Кем только ни приходится работать нашим женщинам. Но в аварийную газовую службу их не берут. Так государство заботится о слабом поле - работа сопряжена с большой опасностью. А словосочетание «голубое топливо» только звучит красиво, на самом деле оно может нанести огромный урон и погубить жизни… Поэтому газовщики, работающие в аварийной службе ПАО «Днепрогаз», - это особая элитная каста. Ребята трудятся в 3 смены по 4 бригады, в каждой из которых по 20 человек. А на диспетчерские пункты Днепропетровска ежедневно поступают сотни заявок. Многие из них – действительно срочные. Стать газовщиком для девушки – не проблема. Нужно лишь пройти дополнительное специальное обучение и сдать экзамены. А вот в аварийную службу путь навсегда закрыт. Но наша штатная блондинка Елена Андрющенко решила действовать вопреки всему и почувствовать себя хоть на несколько часов отважным ликвидатором газовых утечек. Как и ожидалось, путь к цели оказался далеко не простым.

В «бой» идут одни мужики



Для начала меня оправили в отдел кадров, чтобы устроилась на работу. Написала заявление и получила удостоверение слесаря. Так, мол, все начинают. С «корочкой» пошла на обучение в специальный класс, где уже занимались ребята по специальности «слесарь по эксплуатации и ремонту подземных газопроводов». Урок вела методист Регина Титова.

Вообще занятия шли параллельно в четырех аудиториях по 4-м специальностям.
Хоть окружали в основном мальчишки, решила подсесть к темноволосой девчонке. А вдруг что-нибудь подскажет. Я же в газоснабжении ни бум-бум.

- Я здесь после аграрного университета, - призналась соседка Полина. – Мне тоже нужно вникать. Не так все просто. Обучение продлится 3 месяца. И только потом смогу полноценно работать.

- А я думала пойти в аварийную службу? – сказала абсолютно серьезно.
Полина взглянула на меня очень странно:

- Там же одни мужики. Работа тяжелая… Блондинок туда не берут.
Послушав лекцию Регины Титовой, самовольно отправилась в другой класс, где обучали аварийщиков. Хлопцы посмотрели на меня с недоумением. Все как один серьезные, они сдвинулись, уступив место за партой. Перед каждым лежала тетрадка, и все внимательно конспектировали лекцию.

- Девушка, почему вы не записываете? - поинтересовался один из парней.

- А у меня память очень хорошая, - похвастала с умным видом. Хотя на самом деле включила диктофон в сумке, чтобы моего секретного устройства никто не заметил.
У журналиста нет времени заниматься 3 месяца, поэтому просто пробежала глазами программу обучения правилам безопасного пользования газом и стала проситься в «бой».
На каблуках в колодец не «бросают»

Бумажная работа не для блондинки, жаждущей приключений и впечатлений. Решила во что бы то ни стало пробраться к аварийщикам и уговорить ребят взять меня с собой на вызов. Но на пороге аварийной службы меня встретил высокий мужчина со строгим лицом. Им оказался начальник службы аварийно-восстановительных работ ПАО «Днепрогаз» Владимир Кабаченко.

- Девушка, куда направляетесь? - спросил зычным голосом.

- Я журналист, пришла к вам поработать…

- А почему прислали девушку? – возмутился в воздух Владимир Иванович. – Понимаете, женщины к аварийным работам не допускаются. И не мной, а Минздравом. Простым языком

– слабый пол в газовые колодцы и подвалы не лазит. Я лично вас не пускаю!
Моему возмущению не было предела. Пыталась убедить Владимира Ивановича, что к журналистам нужно относиться, как к бесполым существам. У меня задание - написать репортаж, и точка.

Торговались долго. Сошлись на том, что меня таки временно запишут в аварийщицы. Но придется переодеться, и я не полезу в газовый колодец на каблуках.
Мне принесли фуфайку 50 размера и оранжевый жилет… Все это не сидело, а висело. Мой образ даже в зеркале не вмещался. Пришлось «спасать ситуацию» красной помадой, которая чудесно сочеталась с красной каской.



Пока занималась своим внешним видом, два газовщика из дежурившей бригады готовились к очередному вызову. На все про все давалось 5 минут. Исполняющий обязанности мастера Сергей Николаенко распечатывал схему, с которой собирался на участок, а его помощник слесарь Сергей Клименко готовил инструмент. По команде мы запрыгнули в яркую желто-красную машинку, которой только и не хватало, что сигнализации, и понеслись на улицу Вакуленчука, откуда поступила заявка об утечке.

Газовщик с помадой и маникюром

Пока ехали, Сережа Клименко пугал меня страшными историями о больших тараканах, которые живут за газовыми печками. Надо мной подшучивали, но все равно восприняли, как помощницу, и даже вручили газоанализатор – прибор для измерения концентрации газа в помещении. Он представлял собой коробку с трубочкой, на конце которой прикреплена специальная груша, очень похожая на клизму.

Мы подъехали к жилому дому, и я у подъезда схватила ящик с инструментами. От веса «желтого чемоданчика» просто в глазах потемнело.



- Дайте сюда, надорветесь, - забрал ящик Сергей Николаенко. – Лучше за грушей следите.

Взглянув на газоанализатор, поняла, что грушу я потеряла. Вот влетит от Владимира Ивановича… Скажет, что не оправдала доверия.

- Мальчики, выручайте, грушки-то нет, - обратилась за помощью.

Ребята растерялись, ведь с одной стороны – без груши никак, а с другой – пора ликвидировать утечку. Но тут из окна нашего авто высунулся водитель. Он молча указал пальцем на мои ноги. Думала, шутит, что так и не переобулась. А оказалось, самая главная часть газоанализатора под моим каблуком.

Мы спешили, но шли в ногу, красиво и уверенно. Тем временем я попросила ребят, чтобы те не выдавали меня перед хозяевами квартиры. Мол, блондинка - тоже настоящий профессионал, только с помадой и маникюром.

Дверь открыл молодой человек и уставился на меня так, словно я была не в форме газовщика, а в купальнике.

- Вызывали?

- А у меня утечка на…, - запнулся полуслове хозяин квартиры.

- Мы с Сережами ее ликвидируем, - улыбнулась я в ответ.

Оказалось, что на кухне действительно пахнет газом. Окно было закрыто, хотя диспетчер предупредила, что нужно проветрить помещение. И вдруг заметила еще более грубое нарушение правил безопасного пользования газом – вытяжка из газовой колонки сделана из гофрированной фольги…

- Молодой человек, это же ужас! - не сдержала эмоций. – Вы же подвергаете других жильцов опасности. Фольга быстро перегорает, и все продукты сгорания пойдут в квартиру и подъезд.

- Даю срок в 2 дня, чтобы заменить «гофру» на оцинкованную трубу, - предупредил Сергей Николаенко. – Иначе лишитесь колонки.

После мы с Сережей Клименко нашли утечку. Она оказалась за газовой плитой. Слесарь нанес мыльный раствор на трубу – на месте «аварии» мыло пенилось. Глаза хозяина квартиры округлились еще больше от удивления, когда взяла в руки газоанализатор. С помощью груши и небольшой шлангочки закачала в аппарат воздух. Содержание газа оказалось меньше 2 процентов. Это означало, что эвакуировать никого не нужно. Далее, взялась на гаечный ключ. Открутить гайку с первой попытки не получилось, но – дело мастера боится. Потом, понадобились пакля и смазка. Все это голыми женскими руками…
Последние ценные указания хозяину квартиры, улыбка на прощанье - и мы отправились на очередной объект…

За стояк спускают собак

В машине ребята рассказали, что задача очень серьезная. Придется отключать несколько стояков от газа за нарушения.

- Едем мы без охраны, поэтому нам может достаться от недовольных граждан, - пугал меня один из парней. – Бывали случаи, когда люди спускали собак на слесарей, лезли драться или выбивали лестницу из-под ног. Потом работники «Днепрогаза» в больницах лежали. Наученные горьким опытом, обычно берем с собой специальных провожатых. Так что, если дело запахнет жареным, бегите.

Как журналист газеты, которая помогает, в первую очередь я собралась разобраться в ситуации. Бригадир ВДГО Геннадий Ручковский все объяснил:

- Еще в июле печники предоставили нам дефектный акт о том, что на дымовых каналах квартир установлены спутниковые антенны. Это большое нарушение, ведь получается запирание тяги – продукты сгорания может затянуть обратной тягой в квартиру. Тогда произойдет несчастный случай.

В данном случае требовалось перекрыть газ по 5 стоякам до устранения нарушений.

- Разгоняется стояк, снимается кран и устанавливается заглушка. После пишем объявление, по какому поводу перекрытие, - объяснял мне Геннадий Ручковский.

- Чтобы лезть наверх, по технике безопасности нужно переобуть обувь на шпильке и снять украшения, - поставил условие Сергей Николаенко.
Если фронт работ кое-как поняла, то было совершенно непонятно, зачем снимать с себя обувь и аксессуары.

- Позвольте не согласиться, без украшений я словно раздетая, а обуви другой нет…
Компромисс нашли в виде табуретки. На нее взобралась с помощью Сереж и уже взялась за сварку, как меня остановил возглас одной из жительниц подъезда.
Женщина стояла на площадке, а возле нее топтались две большие собаки.

- Не обрезайте газ, пожалуйста, я сниму тарелку, все решим, - просила она.

- Все равно требуется заключение печников, - возразил Геннадий Ручковский. – Чем вы раньше думали?..

Мне стало жаль жильцов дома, поэтому, пока длилась словесная перепалка, тихонько сбежала, чтобы не принимать участия в конфликте. Хотя, как ни крути, правда все равно была на стороне «Днепрогаза».




- Вы снова потеряли грушу, - остановил меня один из Сергеев и протянул часть газоанализатора. – Нас уже ждут на базе.

Меня вернули в аварийную службу в целости и сохранности. Журналистское слово сдержала и по колодцам на каблуках не лазила. Между тем нашла нарушение в квартире и участвовала в перекрытии стояка. Впечатлений за день предостаточно. А главное, как сказали Сережи, я вдохновила их да дальнейшие подвиги. И кто теперь скажет, что блондинка в газовой службе – человек бесполезный? Готова поспорить с Минздравом!

Комментариев нет: