среда, 16 июля 2014 г.

Пенсионерка из Зугрэса рассказала, как бежала от войны



Анна Баулова даже представить не могла, что ей придется бежать из родного Зугрэса
 

Автобус остановился на блокпосту, и его окружили люди с оружием. Боевик с автоматом зашел в салон, чтобы проверить документы у пассажиров. Вдруг на его лице появилась странная улыбка, через мгновение он вышел из автобуса и крикнул своему товарищу:
- Да тут бабки одни, что их проверять, пусть проезжают.
И, правда, в этом автобусе ехали одни пенсионерки. Среди них 85-летняя Анна Баулова с дочерью Ниной Белой. Нина Петровна специально приехала в город Зугрэс Донецкой области, чтобы забрать мать в Днепропетровск. Теперь они были на полпути, позади осталось самое страшное: танки, окопы, вооруженные люди в бронежилетах. Им ничего не стоило расстрелять автобус со стариками, но, к счастью, все обошлось… Анна Егоровна, как и прежде, почему-то продолжала молчать.
В городе Зугрэс две теплоэлектростанции. Эти стратегические объекты охраняются с особой тщательностью. Много блокпостов и боеприпасов, солдаты на каждом шагу. Анна Егоровна не отличала одних от других, все парни ей казались одинаковыми. Всех жалко, молодыми ведь умирают.
- Когда у нас в городе начались бои, в каждом дворе горсовет провел инструктаж для населения, - рассказывает Анна Баулова. – Рекомендовали на улицу выходить только по большой необходимости, спать подальше от окон.  Оборудовать подвалы и прятаться туда во время бомбежек.
Анна Егоровна вместе с подругой Валентиной убрали хлам из подвала своей двухэтажки. Постелили там матрацы, поставили свечи, принесли спички, воду, продукты с длительным сроком хранения.
- Я хорошо помню Великую Отечественную войну, - говорит женщина. – Мы тогда тоже так прятались. Только вот почему-то страха меньше было. Наверное, потому что молодость. А теперь, как только слышала выстрелы,  все за сердце хваталась. И лекарств не купишь, на улице опасно.   
Знакомые Анны Егоровны покинули Зугрэс, уехали кто куда. Вскоре старушка осталась совсем одна. Из друзей только подруга Валентина и ее муж Петр остались. Пенсионеры, закаленные Великой Отечественной, решили переждать. Они продолжали прятаться в подвале от снарядов и там, чтобы отвлечься, вполголоса пели военные песни. А в один из дней осознали, что нет конца этому аду. Хватит на их век и одной войны.   
- Я сказала Валентине, что позвоню дочке в Днепропетровск. Она заберет нас, - вспоминает Анна Егоровна. – Мы собрали только самое необходимое.
Наступило перемирие, и Нина Петровна в то же день приехала за матерью. В Днепропетровск планировали отправиться на следующее утро.
- Моя Валя перед дорогой очень нервничала. Просто места себе не находила, - рассказывает Анна Егоровна. – Переживала, что с квартирой будет, плакала. Я успокаивала, мол, нужно думать о себе, а не об имуществе.
Утром позвонил Петр и сказал, что у Валентины случился обширный инсульт.
- Ее парализовало. Наверное, она больше не осознавала, где находится, что вокруг стреляют. В глазах больше не было страха, они ничего не выражали, - продолжает пенсионерка. – У меня душа болела за обоих. Это было больше, чем боль. А потом сработала защитная реакция – мои эмоции на какое-то время выключились.
Анна Егоровна всю дорогу молчала. Ей казалось, что все это происходит не с ней. Так было проще воспринимать реальность. Очнулась, когда дочь ласково взяла ее ладонь в свои:
- Мам, подъезжаем к Днепропетровску. Ты в безопасности, тебе понравятся и город, и люди. Пора начать новую жизнь.
Глаза Анны Егоровны наполнились слезами. Но она сдержала их и, улыбнувшись дочери, сказала:
- Да, дорогая. Пора!

Комментариев нет: